Канада: Остров Принца Эдуарда, Нью-Брансуик, Квебек

Остров Принца Эдуарда когда-то был населен племенами индейцев микмак. Большинство островитян сегодня имеют ирландских или шотландских предков. Ландшафт острова производит такое впечатление, как будто каждое дерево, каждый куст замерз в красивой позе. Столицей является спокойный, несколько задумчивый и уютный Шарлоттаун. Это своеобразное Эльдорадо для любителей велосипедных прогулок. 250 километров дорог ждут своих путешественников. Пансионаты для велосипедистов предлагают комнаты для отдыха, велосипеды и, после хорошего ужина, экскурсионные велосипедные туры. Фирменным блюдом ресторанов Острова Принца Эдуарда является лобстер. Атлантический омар с канадского побережья обладает отменным вкусом и стоит гораздо меньше, чем в Европе.

Нью-Брансуик предстает перед нами как ненакрашенная соседка Острова Принца Эдуарда. Причиной тому является неизменная погода, точнее не только она, а скорее сам ландшафт. Зачастую над болотистой местностью висит туманная дымка. Приливы и отливы нанесли гектары соленой почвы. Впервые она была культивирована французскими поселенцами колонии Акадия. Разница уровней воды между приливами и отливами в заливе Фанди является самой большой в мире – 13 метров за шесть часов. Чудом природы считается провинциальный парк Хоупвелл Рокс. Островки с деревьями через шесть часов отлива превращаются в скальные скульптуры.

Провинция Квебек с одноименной столицей является самой большой в Канаде с точки зрения площади, и родиной большинства франкоязычных канадцев. Канада началась с Квебека у мощного течения Святого Лаврентия (Сен-Лорана). В 1534 году недалеко от города Гаспе, на одноименном полуострове, француз Жак Картье начал исследовать течение, пока не объявил землю французским владением. На севере люди живут ловлей рыбы, на юге – сельским хозяйством. Для многих туризм стал новым источником доходов. Самой главной достопримечательностью полуострова Гаспе является утес Персе. Скала, ставшая своеобразным символом места и увековеченная на почтовых открытках и картинах, располагается напротив побережья. В Персе самым привлекательным считается вид. Каменный великан составляет 400 метров в длину и 80 в высоту. Персе полностью ориентирован на туристов, которые желают только одного – увидеть скалу. Сюда приходят многие, но долго не остаются. Уже на следующий день они едут дальше вдоль течения Сен-Лоран. Название ландшафтов и городов закрадываются в память: Труа-Пистоль, Ривьер-дю-Лу, Монманьи. В этом городке находится музей аккордеонов, собранных Raynald Ouellet и его друзьями-музыкантами. 5 лет разрабатывался план создания музея. Тем временем Raynald учредил фестиваль аккордеонной музыки. Со всего мира сюда в Монманьи съезжаются любители аккордеона.

Первыми поселенцами у течения Сен-Лоран были французы. Сегодня 80% населения имеют французские корни. С самого начала жизненной артерией провинции Квебек была река Святого Лаврентия. Квебек на языке алгонкинов означает «там, где река становится уже». Здесь Самюэль де Шамплен основал город Квебек. Символом города является Шато-Фронтенак, ныне превращенное в роскошный отель. Как только въезжаешь в город, то сразу чувствуешь, что всё здесь очень по-французски. Квебек с пестрой смесью из Старого и Нового света, и индейского влияния является зеркалом истории. Верхняя часть города сохранена в ее первозданном виде. Здесь жил народ. Там, где раньше продавался мех, царят сувенирные лавки, бутики, галереи и кафе. Здесь говорят по-французски, с посетителями – по-английски. Переулок Старого города с многочисленными картинами и с подходящим названием Трезор (Сокровищница) напоминает Монмартр. Это не может быть совпадением. Поскольку то, что во Франции называют «савуа вивр» (умение жить, кодекс поведения) чувствуется и в Квебеке.

Когда первые европейцы прибыли в Канаду, индейцы назвали их «прибывающие родственники», «люди, владевшие машинами». Первыми нациями Канады были микмаки на побережье Акадии, алгонкины в Онтарио, вендаты в Квебеке. Неподалеку от Квебека расположена резервация вендаты. Если рассмотреть ее детально, то она выглядит как любое другое место. Не ждите, что люди будут носить индейскую одежду. Они это делают только по особому поводу в исторической деревне индейцев Вендаты, недалеко от резервации. В этой деревне-музее потомки индейцев рассказывают посетителям о культуре и их истории. Изначально у них царил матриархат. Женщины, правившие в клане, посылали своих мужей на войну против их врагов. Тогда ими были английские колонизаторы. Женщины приказывали мужчинам уводить детей, похищать их. Это могли быть немецкие, английские или голландские дети. Они приводили похищенных в свои деревни и воспитывали как индийцев. Таким образом они пытались смешаться с европейцами. Воровали детей, чтобы выжить. В те времена в Канаде жило около 200 000 индейцев. Из-за войн, гонений и принесенных из Европы болезней численность их населения сильно сократилась. И стала возрастать только в XX веке. Сегодня в резервациях, зачастую в очень трудных условиях, живут свыше 300 000 человек.

Анишинабе алгонкин – другое место уже в Онтарио. Схожим образом, как в музее-деревне вендат, потомки индейцев алгонкин организуют экскурсию в древние традиции, рассказывают посетителям, как старики передавали свое знание молодежи. Так всегда было у индейцев. Например, туристам объяснят, как сшить костюм для танца медведя (духа покровителя алгонкин) из его шкуры на следующий пау-вау.



Русская Канада © 2007-2017. Все права защищены

Рейтинг@Mail.ru